Роль трегалозы в продолжительности клинического эффекта биоревитализантов

Гиалуроновая кислота (ГК) как биоревитализант известна уже не одно десятилетие. В последние годы на основе ГК создаются новые препараты пролонгированного действия, которые содержат различные стабилизирующие факторы. В качестве естественного стабилизатора ГК может выступать трегалоза. Новая линия препаратов для пролонгированной биоревитализации содержит в своем составе в качестве основных компонентов ГК, трегалозу и воду, которые связаны между собой и окружающими
молекулами ГК водородными связями и формируют, таким образом, относительно упорядоченную структуру геля. Трегалоза заслуживает особого внимания, она
поддерживает жизнь клеток при неблагоприятных условиях существования. Молекула трегалозы построена из двух молекул D-глюкозы. Подобно сахарозе, еще более распространенному дисахариду, трегалоза не обладает восстанавливающими свойствами, поскольку у нее блокированы гликозидные группы обоих остатков глюкозы. Природный дисахарид построен из двух одинаковых остатков α-D-глюкопиранозы, его полное название α-D-глюкопиранозил-α-D-глюкопиранозид для краткости обычно заменяют терминами «α,α-трегалоза» или «трегалоза».

При обезвоживании организма трегалоза выполняет роль стабилизатора белков и фосфолипидов липидного бислоя клеток. В этом процессе большое значение может иметь влияние трегалозы на микровязкость кожи — интегральную величину, связанную в том числе со степенью насыщенности ацильных цепей липидов. Установлено, что микровязкость кожи повышается при увеличении концентрации в клетках трегалозы, и это оказывает влияние на состояние белков и активность ферментов. Установлена важная роль молекул трегалозы в концентрировании оставшейся воды вблизи белков, а также в их стабилизации.

При стабилизации фосфолипидов роль трегалозы иная. Она взаимодействует с липидами путем образования водородных связей между ОН-группами дисахарида (замещая при этом 10—12 молекул воды) и полярными группами головок фосфолипидов, заменяя удаленную при дегидратации воду и временно консервируя мембрану. При охлаждении и обезвоживании липиды становятся более уязвимыми для процессов перекисного окисления, но трегалоза эффективно предотвращает их необратимые
изменения. У представителей некоторых классов грибов трегалоза выполняет функцию стабилизатора мембранных липидов и является своеобразным депо такого высокоактивного субстрата, как глюкоза.

Под воздействием теплового шока наблюдается накопление трегалозы и увеличение жизнеспособности клеток дрожжей. Известно, что этанол как токсический продукт вызывает свободнорадикальное повреждение липидов клеточных структур и дегидратацию. Увеличение концентрации этанола в среде также сопровождается возрастанием уровня трегалозы

Установлен антиоксидантный механизм. Для получения сравнительно небольших количеств трегалозы предложена экстракция биомассы пекарских дрожжей, содержащих около 20% этого дисахарида. Промышленное производство трегалозы осуществляется биотехнологическими методами, основанными на ферментативных превращениях крахмала. Благодаря своим уникальным протекторным свойствам трегалозу начинают шире использовать в медицине, а новые препараты ГК с трегалозой (ГКТ) — в косметологии. В связи с этим несомненный интерес представляет изучение продолжительности клинического эффекта таких препаратов, а также оценка динамики функциональных параметров кожи под их воздействием.

Материал и методы

В центре медицинской косметологии СЗГМУ им. И.И. Мечникова под наблюдением находились 20 женщин в возрасте от 34 до 60 лет (средний возраст 45,1±7,3 года) с проявлениями возрастных изменений и фотоповреждениями кожи лица и шеи. По классификации И.И. Кольгуненко у 11 (55%) женщин установлен смешанный тип старения, у 6 (30%) — «усталое» лицо, у 1 — мелкоморщинистый тип старения, у 1 — деформационный тип старения.

По классификации Р. Глогау  у 16 пациенток отмечен III тип фотостарения, у 4 — II тип. Критериями исключения пациенток из исследования являлись беременность, период лактации, воспалительные дерматозы, злокачественные новообразования на коже в области предполагаемой коррекции; системные заболевания соединительной ткани
с поражением кожи и подкожной клетчатки; обострение или декомпенсация хронических соматических заболеваний; инфекционные и онкологические заболевания; нарушения свертывания крови, в том числе ятрогенного характера (прием препаратов, влияющих на свертывание крови); прием препаратов группы ретиноидов, антигистаминных препаратов, глюкокортикоидов, НПВС, иммунодепрессантов и других лекарственных средств, влияющих на реактивность кожи; склонность к формированию гипертрофических и келоидных рубцов; имплантированные в область лица силиконовые материалы или полиакриламидный гель; гиперчувствительность к компонентам изучаемых медицинских изделий; нарушение целостности кожных покровов в зоне введения, интервал менее 1 мес после глубокого химического пилинга, механической обработки кожи (дермабразии) или лазерного воздействия на кожу.

Всем пациенткам проведен курс мезотерапии области лица и шеи с использованием препарата РЕВИ Стронг (REVI Strong) 1,5% (РУ на медицинское изделие от 19.08.10 №ФСР 2010/08694, Россия), состоявший из 2 процедур с интервалом между ними 1 мес. (техника применения мультипунктурная, линейно-ретроградная).

В процессе лечения все пациентки проходили обследование, включавшее анкетирование, фотографирование, корнеометрию (прибор Corneometer CM 825, Courage & Khazaka, Германия), определение степени выраженности эритемы и пигментации кожи (мексаметрия, прибор MPA 580 с датчиком Mexameter MX 18, Courage & Khazaka, Германия), измерение эластичности кожи (эластометрия, прибор Cutometer MPA 580, Courage & Khazaka, Германия), УЗИ кожи (аппарат DUB, Taberna pro Medicum с датчиком 30 МГц, Германия) с последующим фотографированием полученных изображений. Обследование проводили до начала лечения, через 1 нед после курса процедур, а также через 3 и 6 мес после первой процедуры (за исключением анкетирования через 6 мес после первой процедуры).

Функциональные параметры кожи оценивали в диагностической лаборатории кафедры косметологии ФГБОУ ВО «СЗГМУ им. И.И. Мечникова». Пациентки приходили на обследование с очищенной кожей (без косметики и макияжа), перед проведением измерения в течение 30 мин они находились в покое в помещении при температуре около 21°С. Статистическую обработку результатов выполняли с помощью программ Statistica v.10.0. Анализ соответствия вида распределения значений исследуемых показателей закону нормального распределения проведен с использованием критерия Колмогорова—Смирнова. Показатели с нормальным распределением анализировали при помощи параметрических критериев. Для сравнения связанных выборок применяли t-критерий Стьюдента. Результаты представлены в виде средних арифметических значений (М)
и стандартных ошибок (SE).

 

Результаты и обсуждение

Оценка объективных клинических признаков по шкале Гейниц (показатель фотостарения) до лечения составила 13,2 балла. Через неделю после окончания лечения оценка снизилась до 9,6 балла (на 27%, p<0,001), через 3 мес — до 7,9 балла (на 40%, p<0,001). По шкале Мерц (оценка морщин) исходный показатель (9,5 балла) снизился соответственно до 6,5 балла (на 32%, p<0,001) и 5,3 балла (на 44%, p<0,001). По шкале МАСИ (оценка дисхромии) исходное значение (2,25 балла) снизилось до 1,82 балла (на 19%, p<0,01) и 1,84 балла (на 18%, p<0,01) соответственно. Динамика субъективных ощущений показала статистически значимое улучшение показателей сухости, шероховатости, покраснения, раздражения, яркости, стянутости и гладкости кожи, а также выраженности морщин. Показатель общего внешнего вида вырос с 2,15 балла соответственно до 3,25 балла (на 51%, p<0,001) и 3,05 балла (на 42%,p<0,01). Участницы исследования оценили хорошую переносимость процедур, у одной из них после инъекций наблюдались гематомы, которые самостоятельно регрессировали.

В наших предыдущих работах было показано, что при измерении функциональных параметров кожи лица и шеи существуют топографические особенности, поэтому у всех пациентов измерения проводили в области лба, щеки и шеи.

Анализ показателей корнеометрии через 1 нед. после курса процедур мезотерапии показал статистически значимое уменьшение увлажненности рогового слоя эпидермиса в области лба (p<0,001) и щеки (p<0,05). Исследование влагосодержания кожи через 3 и 6 мес после первой процедуры мезотерапии значимых изменений увлажненности не обнаружило (табл. 1, рис. 1).

При исследовании показателей степени пигментации кожи методом мексаметрии через 3 мес. после первой процедуры наблюдали статистически значимое их снижение в области лба (p<0,001), щеки (p<0,01) и шеи (p<0,01) (табл. 2).

Однако через 6 мес. после первой процедуры интенсивность пигментации превышала исходные значения. Возможно, это связано с тем, что показатели пигментации до лечения и через 6 мес после первой процедуры измеряли в разное время года — соответственно зимой и летом (в период интенсивной инсоляции). Исследование интенсивности эритемы выявило ее уменьшение в области лба через 1 нед после курса процедур и через 3 мес после первой процедуры, а также в области щеки (p<0,001) (табл. 3)

В указанные сроки интенсивность эритемы в области шеи статистически значимо не менялась, однако через 6 мес. этот параметр превышал исходное значение, что также можно объяснить сезонным увеличением инсоляции.

Динамику вязкоэластических свойств кожи изучали по 12 показателям (R0, R1, R2, R3, R4, R5, R6, R7, R8, R9, F0, F1). Установлено, что увлажненность рогового слоя (показатель R6) статистически значимо увеличилась через 3 мес в области лба (p<0,001) и щеки (p<0,001), а через 6 мес полностью восстановилась (см. рис. 1). В области шеи она статистически значимо увеличилась только через 6 мес (p<0,001). По данным литературы, микровязкость кожи увеличивается при повышении в ней концентрации трегалозы, что, в свою очередь, улучшает сохранность белков и активность ферментов. Поскольку увеличение вязкости сопровождается повышением содержания трегалозы, можно предположить, что в коже шеи препарат сохраняется до 6 мес.

Оценка показателя растяжимости кожи (R0) выявила, что он снизился через 7 дней после лечения в области лица и шеи (рис. 2).

Через 3 и 6 мес этот показатель оставался ниже исходного значения в области лба и выше такового в области щеки; в области шеи он соответствовал значению до лечения.

Анализ динамики показателей упругости кожи (R2, R5, R7) установил, что они увеличились после лечения во всех исследуемых областях (рис. 3).

В области лба обнаружено повышение значений R5 и R7 через 3 мес. после лечения. Выявлено также повышение значений R2, R5 и R7 в области щеки через 3 и 6 мес. после лечения, в области шеи — через 6 мес. после лечения. Анализ динамики показателей возврата кожи к исходному состоянию (R1) и «утомляемости» (R3) выявил, что в области лба показатель R3 через 7 дней и 6 мес после лечения снизился, в области щеки — повысился (рис. 4). В области шеи установлено снижение показателя R1 через 6 мес после лечения.

Оценка суммарных показателей упругости кожи (F0, F1), рассчитываемых на основе всех предыдущих показателей, установила, что в области лба через 7 дней после лечения статистически значимо уменьшился показатель F0, в области щеки через 3 и 6 мес.  после лечения статистически значимо увеличились показатели F0 и F1, в области шеи через 3 мес после лечения вырос показатель F1 (рис. 5).

УЗИ кожи выявило увеличение плотности дермы после лечения: в области лба через 3 и 6 мес после лечения соответственно на 43% и 81% (рис. 6 и 7), в области щеки и шеи через 6 мес после лечения соответственно на 7% и 40% (см. рис. 6). Толщина дермы статистически значимо увеличилась после лечения только в области лба (рис. 8).

В целом результаты анализа объективных и субъективных показателей свидетельствуют об улучшении состояния кожи у женщин с внешними признаками старения при проведении курса мезотерапии препаратом РЕВИ Стронг (REVI Strong). При оценке изменений функциональных параметров кожи установлено, что применение препарата приводит к уменьшению интенсивности пигментации и эритемы кожи, такое состояние сохраняется в течение 3 мес после лечения, что может свидетельствовать об
антиоксидантных и противовоспалительных свойствах этого лекарственного средства. Увеличение интенсивности эритемы и вязкости кожи в области шеи через 6 мес. после лечения может свидетельствовать о сохранении препарата в коже шеи на протяжении мес. Увеличение упругости кожи и плотности дермы в области щеки и шеи, зарегистрированное через 6 мес. после лечения, также может быть обусловлено длительным сохранением препарата в коже. Вместе с тем отрицательная динамика показателей растяжимости и «утомляемости» кожи свидетельствует об отсутствии влияния препарата на синтез волокнистых субстанций дермы.

Таким образом, исследования показали, что лечение препаратом, содержащим комплекс ГКТ, хорошо переносится пациентами, способствует улучшению состояния кожи и сохранению клинического эффекта в течение полугода. Полученные данные о клинической эффективности и безопасности препарата позволяют рекомендовать его для практического применения.

 

Источник: Королькова Т.Н., Амбарцумян Л.Л., Шепилова И.А. Роль трегалозы в продолжительности клинического эффекта биоревитализантов.
Клиническая дерматология и венерология. 2020;19(2):240-248. https://doi.org/10.17116/klinderma202019021240

Прочитано: 807
Telegram